Политика » Украинский бомонд » 

Дело о расстрелах на Майдане: вопросов все больше, а ответов — нет

Дело о расстрелах на Майдане: вопросов все больше, а ответов — нет

В конце прошлой недели в Святошинском райсуде Киева началось рассмотрение дела «расстрелов на Майдане», в котором ключевыми обвиняемыми проходят два бывших бойца «Беркута» Павел Аброськин и Сергей Зинченко. Они были арестованы еще весной 2014 года.

Тяжба обещает быть долгой и сложной. Вина задержанных бойцов все еще не доказана. Начавшийся процесс пестрит различными процедурными нарушениями и противоречиями. Также есть немало фактов, которые указывают на присутствие в момент кровавых столкновений на Майдане некоей «третьей силы».

Найти и свалить

Сергей Зинченко, Павел Аброськин и их командир Дмитрий Садовник были задержаны с подачи и.о. генпрокурора Олега Махницкого, назначенного по квоте партии «Свобода». Но дальше ареста дело не пошло. А в сентябре 2014 года Садовник сбежал из-под домашнего ареста.

Прогресс в расследовании дела не наметился и после прихода Виталия Яремы, который сменил Махницкого на посту генпрокурора. Это, кстати, признал и нынешний глава ГПУ Виктор Шокин.

«Мне сложно сказать однозначно, какой была координация работы правоохранителей по делам Майдана, ведь на тот момент я не занимался расследованием. Но когда я был назначен на должность генпрокурора и стал изучать все эти вопросы, то понял, что были все предпосылки для того, чтобы делать более решительные шаги. Думаю, что были моменты недостаточного взаимодействия прокуратуры и милиции», — заявлял Шокин.

Фактически, следствие сдвинулось с мертвой точки только год спустя после событий на Майдане. Так, в начале 2015 года были задержаны еще два бывших «беркутовца» — Александр Маринченко и Сергей Тамтура.

Правда или объективность

Судебный процесс сразу натолкнулся на препятствия. Счет предварительных заседаний шел чуть ли не на десятки.

Например, прокуроры достаточно долгое время не могли сформировать обвинительный акт. И адвокаты несколько раз возвращали его на доработку.

«Налицо были размытость, неконкретность обвинения, отсутствие описания фактических обстоятельств уголовного правонарушения. А также отсутствие в акте обстоятельств, смягчающих ответственность, неполнота реестра материалов дела», — сказал Александр Горошинский, адвокат Аброськина.

В конструкции обвинения засомневался даже генпрокурор Шокин. По его мнению, «остается загадкой, каким образом рядовые сотрудники милиции стали участниками некоей преступной организации, деятельность которой направлена на массовые убийства лиц».

К тому же, прямых доказательств, что именно Аброськин и Зинченко осуществляли выстрелы, нет. В мае 2014 года нардеп Геннадий Москаль (сейчас — глава Закарпатской ОГА) сообщил, что в МВД уничтожили всю документацию и гильзотеку, по которым можно было отследить использование оружия и пуль, из которых расстреливали майдановцев.

Предметом ожесточенных споров стало и формирование суда присяжных. В апреле Киевсовет согласовал списки лиц, которые потенциально могли войти в состав присяжных — и передал их в Святошинский суд.

Но уже в ходе судебного заседания, которое прошло 3 июня, оказалось, что все 13 кандидатов значатся в списках народных заседателей. А это, согласно ч. 4 ст. 61 закона «О судоустройстве и статусе судей», исключает возможность их участия в качестве присяжных.

Отвод потенциальным присяжным дали не только представители обвиняемых, но и пострадавших. Например, адвокат потерпевших Павел Дикань после заседания обвинил депутатов Киевсовета в непрофессиональном отношении к их должностным обязанностям и нарушении закона.

«Не могут быть эти лица присяжными. Это прямая императивная норма закона», — объяснил Павел Дикань.

Трудное начало

Рассмотрение дела началось только 15 июля, растянувшись на целых три дня. На зачитывание обвинительного прокуратуре понадобилось почти три часа.

Также были объявлены 22 гражданских иска в интересах пострадавших с требованиями возместить моральный ущерб (от 1 до 25 млн грн, а также один иск на 2 млрд грн). Иски адресуются не только Зинченко и Аброськину, но и к ГУ МВД — непосредственным начальникам обвиняемых.

Впрочем, представитель МВД отказался признавать требования со стороны потерпевших.

Когда начался допрос потерпевших, возникло еще больше противоречий. В числе допрашиваемых были мать Эдуарда Гриневича, отец Игоря Костенко, отец Максима Шимко и отец Сергея Байдовского. Их показания строились на предположениях, что стрелявшими могли быть Аброськин и Зинченко.

Но четких аргументов в пользу этого обвинения пострадавшие привести не смогли. «Кто-то из них убил моего сына», — заявил Игорь Костенко.

Следствие исходит из того, что действия «Беркута» 18-20 февраля 2014 года носят признаки «сговора». Следовательно, все силовики, участвовавшие в событиях тех дней, в равной степени несут на себе вину за гибель 39 протестующих.

Но даже потерпевшие признают, что свидетельств, указывающих на неоспоримую вину задержанных бойцов, пока что нет. А основываться на допущениях, в один голос говорят адвокаты обеих сторон, суд не имеет ни законного, ни морального права.

Кто «третий»?

После многочисленных ходатайств защиты пострадавших и потерпевших, с судом удалось наладить диалог. Теперь все заседания будут проводиться в открытом режиме, и сопровождаться онлайн-трансляцией.

Также после долгих переговоров с прокурорами судья Сергей Дячук, который является председателем коллегии по данному делу, заявил о четком порядке, согласно которому будет вестись дело. Речь об опросе потерпевших, глубоком изучении всех сопутствующих материалов, вещественных доказательств, а также о допросе свидетелей и обвиняемых.

Со стороны прокуроров звучали замечания, что времени на изучение доказательной базы было достаточно. Но позицию суда они оспорить не решились.

Кроме недоказанности прямой вины Аброськина и Зинченко, все еще изучается причастность к расстрелам сбежавшего Дмитрия Садовника.

В частности, адвокат Евгения Закревская в октябре 2014 года опубликовала видео, которое может подтвердить участие Садовника в стрельбе. Правозащитник обратила внимание на то, что беркутовец стрелял левой рукой, используя правую как упор.

И хотя его лица на видео нет, заметно, что у стреляющего отсутствует правая кисть. Но из-за отсутствия данных баллистической экспертизы и гильзотеки, ход следствия усложняется.

Кроме того, появляется все больше альтернативных версий. Так, американский режиссер Джон Бек-Хофманн попытался разобраться в происходящем, презентовав фильм «Бойня на Майдане».

В ленте собраны мнения разных сторон: бойцов «Беркута», бывшего команданте Майдана, а ныне первого-вице-спикера Рады Андрея Парубия, экс-журналиста Андрея Шевченко (он принимал активное участие в движении Майдана), экспертов и специалистов по оружию.

Все они сошлись во мнении, что сегодня нет фактов, определяющих виновников расстрелов.

«Докопаться до правды будет очень трудно. Разве что, кто-то выдаст своих сообщников, признается сам, либо информация просочится наружу путем взлома сетей или чего-то подобного», — считает эксперт из США Бен Тиса.

Еще одну ленту под названием «Snipersat Maidan — theuntold Ukrainestory» сняли британцы. В ней делается акцент на том, что в дни расстрелов в центре Киева явно были «третьи» лица.

Например, Андрей Шевченко рассказал, как ему позвонил командир «Беркута» и сообщил, что со второго этажа консерватории по милиции стреляют неизвестные. А Андрей Парубий предположил, что выстрелы из отеля «Украины» шли не из самой гостиницы, а из-за нее.

Также журналист Гейбриэл Гэйтхаус пообщался с фотокорреспондентом Евгением Малолетка, которому удалось попасть внутрь консерватории накануне стрельбы 20 февраля. Фотокорр рассказал, что внутри увидел мужчин в масках, с охотничьим ружьем и автоматом Калашникова. Выйдя наружу на балкон, он увидел других людей с оружием — лежащих на полу или прячущихся за колоннами.

Собственное расследование провел политолог Иван Качановский, сотрудник школы политических студий и факультета коммуникаций университета Оттавы. По его мнению, многие митингующие были убиты именно тогда, когда они прятались за деревьями и баррикадой, находясь вне зоны поражения, в которую могли попасть правоохранители.

Журналист Артем Шевченко в своем сюжете привел слова командира группы снайперов «Альфа» с позывным «Мирон», который подтвердил журналисту, что на месте столкновений находилась некая неизвестная группа.

В сюжете бывший сотрудник «Альфы» Андрей Дубовик сказал, что стрельба велась с крыш зданий Клуба Кабмина и зеленого здания у Нацбанка. А в конце сюжета приводится запись переговоров неизвестных никому лиц, где один из них говорит: «На «раз» работаем. Трехсекундный отсчет».

Дубовик уверен, что это и есть переговоры той самой тайной группы снайперов.

Потому не исключено, что к 3 августа, на которое запланировано очередное заседание суда, появятся новые факты, проливающие свет на убийства на Майдане.

 

Виктор Якушенко, www.rbc.ua

Сюжет дня

Парнерская программа

Голосование

Поддерживаете ли Вы инициативу Института национальной памяти относительно отмены празднования в Украине 1, 9 мая и 8 марта?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
 `