Политика

Вадим Новинский: Сегодня всем нам необходимо объединяться ради общего дела

Вадим Новинский: Сегодня всем нам необходимо объединяться ради общего дела

Журналисты газеты газеты «Сегодня» пообщались с одним из наименее публичных нардепов Украины Вадимом Новинским, личность которого вызывает серьезный интерес у журналистов и экспертов, поскольку известно его влияние на политпроцессы в стране — в частности, на формирование и деятельность оппозиции.

— Что сегодня происходит с оппозицией, которую периодически обвиняют в сговоре с властью? К примеру, как объяснить то, что вы, как и вся фракция «Оппозиционного блока», — голосовали за изменения в Конституцию Украины. Совместно с правительственной коалицией. Это уже имело место в феврале по отставке Арсения Яценюка.

— Ну, есть вопросы, по которым наша позиция и позиция власти сходятся. И это абсолютно нормально. Это, к примеру, касается необходимости изменения правовой системы Украины. Полноценную реформу судебной системы наша команда пыталась осуществить еще в 2013 году — тогда нам удалось принять УПК и разработать закон о прокуратуре. Как только подошли к изменениям в системе судебной власти — политические силы, находившиеся в то время в оппозиции, начали активно критиковать все наши попытки провести реформу. В парламенте, избранном в 2012 году, мы бы не нашли 300 голосов, чтобы проголосовать за изменения в Конституцию. Поэтому сейчас — с опозданием в два с лишним года — мы стараемся доделать начатое в 2013-м. К тому же после этого голосования выбит серьезный козырь из рук «ястребов», желающих продолжения войны. Помните, что они говорили? Нельзя вносить изменения в Конституцию в плане расширения полномочий и особого статуса отдельных территорий, поскольку 157 статья Конституции запрещает это делать во время войны или чрезвычайного положения. Сейчас мы имеем прецедент: раз внесены изменения в Конституцию, значит, можно продолжать процесс внесения изменений и в дальнейшем. Теперь ничто не мешает рассмотрению крайне важного для нас вопроса — вопроса, лежащего в плоскости Минских договоренностей. Вопроса, с которого на Донбасс должен прийти мир.

— Но вы же понимаете, что рассмотрение вопроса особого статуса Донбасса вызовет острую реакцию в сессионном зале?

— Конечно, понимаю. Украинская власть оказалась сейчас в ситуации «шпагата»: принимать изменения в Конституцию — вызвать протесты со стороны радикалов разных мастей. Не принимать — вызвать не менее жесткую реакцию со стороны партнеров Украины за рубежом, так как невыполнение условий Минских договоренностей может обернуться потерей друзей и партнеров. Приходится выбирать. Думаю, здравый смысл возобладает над страхами и страстями.

— Длительное время ходили слухи, что «Оппозиционный блок» вот-вот развалится, и на его базе возникнет несколько политсил. На недавнем съезде мы увидели, что слухи о распаде преувеличены, но теперь в партии два сопредседателя, два председателя исполкома, два председателя фракции. Внутренний раскол все же существует?

— Я бы не стал называть это расколом. В «Оппозиционном блоке» изначально сосуществовали две фракции, которые отличались совсем не видением стратегических целей. Дискуссия велась относительно тактических шагов. Как показали опыт и время, это была полезная дискуссия, которая требовала только упорядочивания, «модерации».

Борис Викторович Колесников и Юрий Анатольевич Бойко будут теперь модерировать процессы внутри партии. Им эти функции делегировал съезд. Чтобы не было никаких кривотолков, была предложена двойственная структура партийного руководства — она устроила всех делегатов съезда и все партийные организации.

— А ваша роль в партии?

— Я — член политисполкома. В нашей партийной структуре политисполком играет исключительно важную роль…

— Как Политбюро — в ЦК КПСС?

— Я бы не стал проводить такие параллели. Покойный Виктор Степанович Черномырдин, к которому я отношусь с глубочайшим уважением, когда-то сказал фразу, ставшую крылатой: «Какую бы партию не строили — выходит КПСС». Так вот: мы решили предложить вариант партии «не-КПСС». У нас нет вождей. Есть лидеры. Но лидеров — и Юрия Бойко, и Бориса Колесникова — было бы точно охарактеризовать латинским выражением «primus inter pares» — «первые среди равных». И другие партийцы—в том числе и я, и Сергей Левочкин, и Александр Вилкул — абсолютно нормально отнеслись к такой структуре руководства. Хуже всего, если сейчас начнем меряться амбициями и кричать подобно героям детского анекдота: «Я — Чапаев! Нет, я — Чапаев!». Главное значение съезда — в том, что мы открыли дверь для объединительного процесса с другими оппозиционными силами — партиями, общественными организациями, профсоюзами. Нам социологи говорят: у вас все в порядке, вы нарастили рейтинги, вы сегодня спорите за первое место с «Батькивщиной». Но нас сегодня интересует не то, чтобы повысить рейтинг с 10% до 15%, а с 15% до 20%. Это ошибочная тактика. Ну, представьте, что мы идем на выборы и получаем 25% голосов. Реально? Вполне. Удовлетворит ли это нас? Нисколько! Ну, получим мы не 42 мандата, как сейчас, а 120—130. И дальше будем находиться в меньшинстве, в оппозиции. Нам как партии нужен результат, позволяющий претендовать на власть. Среди украинских граждан — огромный протестный потенциал. Это здоровый протест против губительного курса власти. Протест имени здравого смысла. Наша задача — мобилизовать его и объединить. Для этого нужна не кабинетная борьба за рейтинги, а кропотливая работа на местах. Ну и, естественно, с этой целью расширять наши возможности за счет объединительного процесса, старт которому дан на съезде.

— У вас были, мягко говоря, натянутые отношения с Петром Порошенко. Они остаются такими же?

— Они являются деловыми и официальными. Вас интересует, общаемся ли мы? Да, общаемся. Хоть я не разделяю его позиции по многим вопросам. Но если, к примеру, вопрос стоит о защите интересов Украинской Православной Церкви, я обращаюсь к нему как к гаранту Конституции и конституционных прав верующих граждан, чтобы он применил свои полномочия для гарантирования свободы совести и свободы вероисповедания. К чести Петра Алексеевича, он не отказывает в том, чтобы выслушать позицию УПЦ. Радикализм и эмоциональность — особенно в вопросах веры — никогда не доводил до добра политиков. Сегодня в Тернопольской области депутаты голосуют за то, чтобы забрать у верующих Почаевскую лавру. Но это же превышение полномочий депутатского корпуса! Прокуратура молчит, хотя должна была вмешаться. Депутаты призывают принять дискриминационный закон по поводу УПЦ — а где же Конституционный суд? СМИ подливают масла в огонь (не все СМИ, но тенденция в информационном поле хорошо заметна). Я пытаюсь донести до нынешней власти несколько посылов. Первый: своими действиями против Церкви те, кто сегодня осуществляет власть в стране, только усугубляют негатив и протестные настроения. Второй: от запрета канонической Православной Церкви раскольники более каноническими не станут — Благодать посылается не указом президента и не постановлением Верховной Рады. Третий: подобные действия приведут только к расширению поля влияния разного рода сект, в том числе тоталитарных, представляющих опасность для государства. Хочется верить, что эти моменты будут услышаны и осознаны.

— Вы — человек, который пришел в политику из бизнеса. И пока не уехал из страны. Вы оптимистически смотрите на будущее Украины?

— А почему я должен уезжать? То, что меня пытались «выдавить» из Украины, лишить гражданства (вопреки Конституции), обвинить во всех смертных грехах — это происки врагов и недобросовестных конкурентов. У меня нет второго гражданства. Я — гражданин Украины и патриот Украины. Хотя мой патриотизм отличается от шароварного «патриотизма» некоторых горячих голов в украинской политике. Я считаю, что будущее Украины — в возобновлении сотрудничества с нашими традиционными партнерами на Востоке, в возобновлении диалога с Россией (и не только с Россией), в поиске новых рынков — за пределами Европы. Я верю в прекрасное будущее Украины и в то, что революционные волны скоро улягутся. Кстати, предприятия, к которым я имел отношение до избрания меня народным депутатом, начали очень-очень осторожно оживать после кризиса. И это вселяет надежду. Верю, что кризис — и не только экономический — останется в прошлом, а в Украину вернутся стабильность, мир, порядок — как необходимые условия модернизации и развития.
m.novynskyi.com

Сюжет дня

Парнерская программа

Голосование

Могут ли высокие тарифы на коммунальные услуги привести к социальным бунтам в Украине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
 `