международная политика

Мирный развод братских народов — 100 лет спустя

Мирный развод братских народов — 100 лет спустя

Прошло более 100 лет после распада Шведо-норвежского союза и окончательного выхода Норвегии и Финляндии из под влияния Швеции. Давно забыт накал страстей вокруг Аландских островов, 96% населения которых 100 лет назад проголосовало на референдуме за присоединение к Швеции, чьи войска временно располагались на острове. Решение тогда не получило поддержки Лиги наций, и острова так и остались в составе Финляндии, получив статус автономии, где всё население до сих пор говорит на шведском языке. Ещё век спустя также мирно распался Советский союз. Как сегодня соседствуют и взаимодействуют образованные в итоге его распада государства мы знаем. А как оно будет через 100 лет после развода? Какие выводы можно извлечь из опыта дезинтеграции Скандинавии, завершившейся 100 лет назад? Как шведы, норвежцы и финны относятся друг к другу сегодня? Что стало с доминирующими ранее шведским языком и культурой? Исчезли ли комплексы неполноценности и жажда великодержавия? 

Параллельная история Скандинавии и Руси

История скандинавских народов во многом напоминает историю восточных славян. Потомки некогда говоривших на одном языке, но веками воевавших друг с другом, племён викингов в XIV-ом веке объединили свои феодальные королевства в союзную державу под названием Кальмарская уния. Новое государство объединяло в себе территории современной Швеции, Дании, Норвегии, Финляндии, Исландии, Гринландии и Фарерских островов. Население Кальмарской унии составляло около 4 миллионов человек. (Для сравнения, население Киевской Руси в разные периоды колебалось вокруг 5 миллионов человек.) Столица находилась в Копенгагене, который, подобно древнерусскому Киеву, в то время был важнейшим торгово-культурным центром этого многонационального образования, заселенного скандинавскими, немецкими и финно-угорскими народами.

scandinavia_copy3

Кальмарская уния, 1453. (Источник: www.timemaps.com)


979ad

Киевская Русь, 979. (Источник: www.timemaps.com)

Подобно Киевской Руси, Кальмарская уния закончила своё существование междоусобными войнами и распадом. Этот распад был отчасти связан с растущей мощью Швеции, всё более недовольной господством датчан. После распада унии роль центра силы на скандинавском полуострове у Копенгагена постепенно стала перехватывать столица Швеции Уппсала. Подобным образом, после распада Киевской Руси, Киев всё больше сдавал позиции Владимиру, Кракову и Вильне. В XVI веке Балтийский регион был полем противостояния двух сильных держав — Швеции и Дании. В этот же период территория бывшей Руси также была полем противостояния двух сильных государств — Литовского и Московского княжеств. Обе эти пары государств можно было бы назвать «братскими», ибо их языки, исторические корни и этнический состав были предельно близкими. При этом, между Данией и Швецией за всю историю имели место 13 войн, а между Литовским и Московским княжествами — 8 войн (не считая более поздние войны между Польско-Литовским королевством и Россией).

baltics

Северо-восточная Европа, 1478 г.

Постепенно, одна держава из каждой пары набирала превосходство, отвоёвывала у другой всё больше территории и обретала всё больший вес среди прочих европейских государств. Так, к началу 18-го века Швеция уже считалась одной из великих европейских держав. В её состав входили территории современных Финляндии, Эстонии и Латвии, части современных территорий Норвегии, Германии и России. Население Швеции в этот период составляло около 20 миллионов человек. В этот же период, население Российской империи (правопреемника Московского княжества) составляло около 16 миллионов и её территория на восток от Москвы уже доходила до Камчатки.
768x640

Шведская империя, 1658 г. (Источник: Wikipedia)

kish_16_375

Российская империя в период Петра Великого. (Источник: www.historyteacher.net)

После поражения в Северной войне Шведская империя распалась, а в начале 18-го века был образован Шведско-Норвежский Союз, в котором Швеция играла доминирующую роль. При образовании союза часть  норвежских территорий была передана Дании в результате войны. Подобным образом, в начале 20-го века после поражения в Первой мировой распалась Российская империя, а немного позже большая часть её бывших территорий была объединена в Советский Союз, в котором Россия играла доминирующую роль. При этом, часть украинских, литовских и белорусских территорий бывшей империи были отданы Польше в результате поражения СССР в советско-польской войне. На этом этапе масштабы, безусловно, уже очень разные, но общая красная нить всё же есть.

Наконец, в 1905 году Шведско-Норвежский союз мирно распался после декларации Норвегией независимости. С тех пор Швеция, Норвегия, Дания и Финляндия существуют и соседствуют как равноправные независимые государства. 86 лет спустя также мирно распался и СССР. Мы сейчас находимся в первом отрезке того 100-летнего пути, который скандинавы и финны уже прошли. Мы знаем о всех комплексах неполноценности молодых наций, о великодержавном реваншизме бывших империй, о новом и старом национализме, о советской ностальгии, вышиванках, георгиевских лентах, о конфликтующей национальной идентичности, памятниках Ленину, о Приднестровье и Донбассе… Пройдёт ли всё это через 100 лет, или усилится ещё больше? Останутся ли связи между бывшими советскими республиками более тесными, чем с другими странами, или это всего лишь временное явление? Какова будет роль русской культуры и языка, и как к ним будут относится страны-соседи?

Территория бывшей Шведской империи, 100 лет спустя

Швеция, Дания и Финляндия сегодня входят в Евросоюз. Дания и Норвегия входят в НАТО. Финляндия — единственная из перечисленных стран использует евро как национальную валюту. Все перечисленные входят в Шенген и границы между ними открыты. Дания, Швеция и Норвегия — конституционные монархии. Финляндия — республика. В Норвегии у власти (октябрь 2016) находятся консерваторы и националисты. В Швеции — социалисты и зелёные. В Дании — либералы. В Финляндии — коалиция из центристов, либералов и националистов (бывает же, блин, такое). Во Второй мировой Норвегия и Дания воевали против Гитлера (очень недолго), Финляндия — на стороне Гитлера, Швеция была нейтральной. Сегодня все четыре страны входят в топ самых богатых, самых развитых и самых демократичных стран мира.

Я прожил в Швеции половину свой жизни. Много раз бывал в Норвегии, Финляндии, Дании. Во всех этих странах у меня есть хорошие друзья, бывшие и настоящие коллеги и однокурсники. Из общения с ними, и просто с людьми, у меня сложилось неплохое понимание о том, как жители этих стран относятся друг к другу и к Швеции…

Финский комплекс неполноценности

На протяжении 500 лет территория современной Финляндии входила в состав Швеции. Всё это время шведский язык был единственным государственным. Финский язык стал вторым государственным лишь в 1892 году, всего за 25 лет до обретения Финляндией независимости.

Сегодня, 100 лет спустя, 92% населения Финляндии говорит на финском. При этом, все вывески и указатели в Финляндии делаются на двух языках. Оба языка в обязательном порядке преподаются в школах.

Подобно другим языкам империй и митрополий, шведский язык столетиями воспринимался обычными финнами как язык элиты. Оттенки этого можно заметить и сегодня. Шведоязычные финны заметно гордятся своим родством с дворянскими династиями, и даже если такового не имеется, их шведские фамилии остальными финнами  зачастую воспринимаются как-то особенно высококультурно. Отблески империи, в виде особой значимости всего шведского, не покинули финское общество до сих пор, несмотря на равный уровень развития и достатка в этих странах. К шведам финны относятся уважительно, хотя у них принято подшучивать над шведской напыщенностью и метросексуализмом, типичным для столичных шведов-мужчин, чувствительных к моде и следящих за собой, что в глазах финнов отличает их от стереотипа неотёсанных финских «мужиков».

raento_cd2

Все указатели и вывески в Финляндии делают на шведском и финском языках. Фото: helsinki.fi

Я ни разу не сталкивался с отрицательной стороной этого явления, но предполагаю, что она есть. Поэтому несмотря на то, что я свободно говорю на шведском, приезжая в Финляндию я всегда говорю с людьми по-английски, чтобы никого не обидеть. Также, как правило, поступают и знакомые мне шведы.

Ведь если ты являешься представителем нации, которая когда-то навязала местным свой язык, то как-то не ловко обращаться к ним на этом языке, как бы ожидая, что они его знают и хотят на нём говорить. Даже если я уверен, что финн знает шведский язык (а фактически все финны его знают), а с английским у него плохо, я здороваюсь на финском, и затем спрашиваю «Говорите ли вы по-шведски?»

Заметил, что финны очень ценят такое уважение к статусу их языка, и их становится проще к себе расположить. Я бы тоже оценил, если бы русский турист, остановив меня на улице в Минске, спросил по-белорусски, говорю ли я по-русски. Возможно, лет через 100 так и будет. И возможно то, что мне сегодня это важно, иллюстрирует белорусский комплекс национальной неполноценности.

Норвегия и патриотизм

У норвежцев комплекс национальной неполноценности прошёл вскоре после того, как нашли нефть. Сегодня средний доход норвежца примерно на треть выше, чем у шведа. Шведская молодёжь массово ездит на заработки в Норвегию. А норвежцы в приграничных районах массово ездят за покупками в Швецию, где всё на порядок дешевле. Несмотря на это, сложно сегодня найти народ, более ярко проявляющий патриотизм, чем норвежцы.

Если вам, белорусам и украинцам кажется, что в последнее время на улицах стало много вышиванок, то вам следует побывать в Норвегии на День независимости. Я два раза там был в этот день. Без преувеличения, почти все прохожие шли по улице в национальных костюмах. С флагами. Весь город был завешан флагами.

Если вы когда-нибудь смотрели трансляцию лыжного спорта, вы явно заметили, что флаги болельщиков из разных стран на трибунах, как правило, утопают в море норвежских флагов. И хотя независимость Норвегии досталась сравнительно безболезненно, боролись норвежцы за неё долго. Заметно, что эту независимость они очень ценят и гордятся ей.

2011mai17_hurra_3653-768x512

День независимости Норвегии. Copyright: Eirik Hustvedt.

У ныне живущего поколения норвежцев я ни разу не замечал неприязни к шведам. В отличие от Финляндии, языковой вопрос в Норвегии не стоит. Шведский и норвежский языки настолько похожи, что соседи без труда общаются друг с другом, говоря каждый на своём языке. Хотя у шведов с пониманием — хуже, чем у соседей, ибо норвежцы привыкли смотреть шведское телевидение с детства (в то время как шведы смотрели американское).

В период наиболее жаркой борьбы за независимость, патриотически настроенными лингвистами была разработана новая версия норвежского языка, «очищенная» от шведских и датских примесей. Однако этот язык, совершенно непонятный для шведов и датчан, прижился только у 12% населения страны.

Положительное отношение современных норвежцев к шведам безусловно связано с давностью времён зависимости. Я также не раз слышал от норвежцев, что шведские гастарбайтеры работают лучше, чем норвежцы, что шведские официанты — вежливее, что шведы лучше одеваются. Но как мне кажется, это положительное отношение в первую очередь связано с полным отсутствием патернализма и претензий на какое-либо величие со стороны шведов.

Швеция без великодержавия

Действительно, пожив много лет в Швеции, я убедился, что шведский народ совершенно не чувствует никакого превосходства над соседями в плане исторической значимости и величия.

Ни разу я не слышал ни от одного шведа, что Аландские острова следовало бы вернуть, или что норвежцы — ненастоящая нация, или что их язык — лишь диалект шведского. Нельзя сказать, что шведы не гордятся своей страной. Однако флагов в Швеции значительно меньше. А в чём смысл ими махать? Швецию никогда никто не завоёвывал. Освобождаться было не от кого. А почти всё, что сами когда-то завоевали, успешно растеряли.

При этом я ни разу не слышал от шведа какого-либо сожаления о кончине великодержавия. Шведы привыкли говорить о себе «мы — маленькая страна». Эту фразу я слышу постоянно. О завоеваниях Карла XII на пике шведской военной экспансии в Европе шведы говорят с небольшим стыдом и смущением. Типа «Да, нахулиганили мы когда-то, было дело…» Никто не бьёт себя в грудь, никто не указывает пальцем на «подлых врагов, нагло забравших завоёванные предками земли». 15 лет жил в стране, и ни разу даже намёка на такое не слышал. (За неонацистов не ручаюсь — не общался.) А чего, собственно, им тосковать по империи? Живут хорошо, богато, страна развитая и благополучная, коррупция низкая, преступность тоже, власть сменяется, пресса — свободная, с соседями ладят… Так чего,как говорится, выпендриваться?

И так…

Не знаю, увидели ли вы какие-либо отблески возможного будущего вашей страны в этих абзацах. Наверное вы увидите больше различий, чем сходств. Но ведь это — лишь сегодня. Конечно, история повторяется лишь выборочно, и вполне возможно, что через 100 лет в нашем регионе всё будет совершенно по-другому. Хотя, опять же возможно, что сам вопрос «Как же оно будет?» не так уж и важен. Пожалуй, гораздо более принципиальным сегодня является вопрос «А как бы мы хотели, чтобы оно было?»

Михаил Сендерantimif.com

Сюжет дня

Парнерская программа

Голосование

Поддерживаете ли Вы инициативу Института национальной памяти относительно отмены празднования в Украине 1, 9 мая и 8 марта?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
 `