Политика

Михаил Короленко: мы хотим повысить внутреннее потребление нашей промышленной продукции

Михаил Короленко: мы хотим повысить внутреннее потребление нашей промышленной продукции
Украинская промышленность переживает не лучшие времена. Кризис на мировых рынках стали, повышение цен на газ и высокий износ оборудования на предприятиях привели к наибольшему с 2009 года спаду. Проблемы с производством в свою очередь повлияли на выполнение бюджета и повлекли общую стагнацию экономики. О том, как в правительстве планируют загрузить главные бюджетообразующие отрасли страны — металлургию и машиностроение, специальному корреспонденту «Ъ» ОЛЕГУ ГАВРИШУ рассказал министр промышленной политики МИХАИЛ КОРОЛЕНКО.
— Недавно в Госстате заявили, что спад промышленного производства по итогам 8 месяцев составил 5,2%. С чем связано такое значительное падение?

— Основной причиной является резкое снижение спроса и, как следствие, цен на ключевых экспортных рынках Украины. К падению производства привели кризис в еврозоне, из-за которого сегодня закрываются металлургические предприятия в Испании, Италии, Франции; гражданские конфликты в Африке, а также строительная стагнация в странах Ближнего Востока и резкое изменение структуры импорта Российской Федерации, что связано с запуском большого количества новых собственных производств. Фактически все основные рынки сбыта Украины лихорадит. Однако нельзя не учитывать и внутренние факторы: подорожание энергоносителей и рост цен на сырье довольно сильно усложняют конкурентную среду для украинской продукции.

— Что вы намерены делать для изменения ситуации?

— Для этого мы наметили четыре основных направления. Прежде всего мы хотим повысить внутреннее потребление отечественной промышленной продукции. Потребление металла на душу населения в Украине составляет сегодня около 180 кг, в то время как в Чехии и Бельгии — в три раза больше. И это при том, что свыше 300 млн т металлофонда в Украине изношено практически на 100% и нуждается в немедленной замене. Подобная ситуация сложилась и с использованием удобрений в сельском хозяйстве. Помимо этого, в нашей стране на 80% износился подвижной состав железных дорог, а также оборудование для производства электроэнергии. Вся эта продукция в Украине конкурентоспособна, однако внутренний рынок ее не потребляет, поскольку государство не стимулирует развитие спроса. Мы должны создать спрос на украинскую сталь и таким образом помочь нашим меткомбинатам. Вместе с тем мы намерены всеми возможными силами защищать внутренний рынок от конкурирующего импорта.

— Вы хотите запустить программу замещения импорта?

— Да, конечно. Дело в том, что объем потребления товаров легкой промышленности в Украине составляет около 70 млрд грн, в то время как на долю внутреннего производства приходится лишь десятая часть. Рынок продукции сельскохозяйственного машиностроения в Украине оценивается приблизительно в 10,7 млрд грн, тогда как внутреннее производство составляет в последние годы 3-4 млрд грн. Рынок легковых автомобилей — 25-30 млрд грн, но в течение последних лет в Украине производятся автомобили на сумму от 5 до 6 млрд грн. В этих и многих других отраслях национальный товаропроизводитель незащищен, а импорт составляет основу потребления. Основной экспортный рынок для украинских промышленных товаров — это страны СНГ, в частности государства Таможенного союза, которые активно развивают свое производство. А проводимые там мероприятия государственной поддержки предусматривают наращивание выпуска продукции, которая поставляется из Украины. Почему мы должны поступать иначе?

— Какие еще меры вы планируете принять?

— Мы намерены найти кредитные средства для промышленности под разумные проценты — 5% годовых. Механизм — государственные гарантии или компенсация кредитных ставок. Еще одно направление — максимально возможное освобождение всех новых производств от обременительных сборов и налогов. Все, что ввозится с целью создания рабочих мест, должно облагаться налогами минимально.

— Но против такой инициативы наверняка выступят в Министерстве доходов и сборов…

— Без этих льгот не будет инвестиций, не будет производства. То есть государство все равно не получит тех налогов, потерять которые опасаются Минфин и Миндоходов. На наш взгляд, именно этот шаг является первоочередным для запуска промышленного сектора.

— Как вы оцениваете ситуацию в главной бюджетообразующей отрасли страны — металлургии?

— В январе-мае средневзвешенная цена тонны экспортированного металла снизилась почти на 14%, а в июне мировые цены на металл упали до трехлетнего минимума. Поэтому ситуация остается непростой, и для металлургов как нельзя более актуальным становится вопрос снижения себестоимости производимой продукции. Так, часть мартеновской стали, выпущенной с применением природного газа в производстве, в текущем году сократилась по сравнению с 2007 годом более чем вдвое. По результатам 6 месяцев этого года среднесуточное потребление природного газа уменьшилось практически на четверть в сравнении с І полугодием 2012 года. «Запорожсталь» и ММК им. Ильича перешли на технологию пылеугольного вдувания, отказавшись от газа, что моментально снизило себестоимость на $55 на тонну готовой продукции. Но, к сожалению, не все меткомбинаты занимаются модернизацией, и это главная проблема.

— Вы говорите о проблемах с газом и ценами на продукцию, но сами металлурги одной из основных своих проблем называют возврат НДС. Например, долг перед Ferrexpo уже достиг $340 млн…

— Конечно, это больной вопрос, причем не только для металлургов, но и для всей промышленности. Наша промышленность — экспортно ориентированная, и потому затягивание возврата НДС приносит предприятиям финансовые убытки. По итогам I полугодия сумма НДС, не возмещенного предприятиям горно-металлургического комплекса, составила 10,7 млрд грн. Помимо этого, предприятия отрасли авансом внесли порядка 6 млрд грн налога на прибыль . Таким образом, суммарный объем средств, исключенных из оборота горно-металлургических предприятий и направленных на налоговые платежи, на данный момент составляет почти $2 млрд. Эти деньги могли бы пойти на закупку сырья, модернизацию предприятий, повышение заработной платы и социальных выплат. Безусловно, проблема есть, и ее масштабы близки к критическим. На решение данного вопроса и направлены положения подписанного в июне меморандума о взаимопонимании с металлургами. Следует добавить, что для большинства предприятий, присоединившихся к документу, именно обещание государства решить эту проблему было ключевым. Сейчас мы делаем все возможное, чтобы решить проблемы металлургов в этой сфере.

— Вы говорите о том, что главным условием восстановления металлургии является увеличение потребления стали внутри страны. Какие отрасли, способные создать дополнительный спрос на металл, вы считаете приоритетными?

— Для нас приоритетным является развитие и поддержка судостроительной промышленности. Сегодня лидерами по количеству заказов на мировом рынке судостроения являются Китай и Корея. Эти страны производят из собственного металла корпуса судов, которые затем комплектуются навигационным оборудованием, изготовленным в Европе. Маржа такого производства невысока — около 5-7%, однако рынок заказов достаточно велик. Тем же путем должны идти и украинские судостроители. Но для того чтобы запустить предприятия, необходимы дешевые длинные деньги, которые можно привлечь под государственные гарантии. Сейчас мы прорабатываем вопрос предоставления государственных гарантий для привлечения кредитов на предприятия судостроительной отрасли в объеме порядка 5 млрд грн. Мы работаем над тем, чтобы создать государственный заказ на строительство судов и плавучих конструкций. В частности, нам необходима техника для проведения дноуглубительных работ в портах, и это может быть значительным заказом для украинских заводов. Кроме того, недавно состоялась встреча премьер-министра Николая Азарова с представителями голландской компании Damen Shipyards, предложившей совместно строить суда. Глава правительства поручил рассмотреть возможность реализации этого проекта с привлечением николаевского завода «Океан».

— Как повлияет на развитие украинской промышленности подписание соглашения о зоне свободной торговли с Евросоюзом?

— Прежде всего любая зона свободной торговли — это отсутствие пошлин. То есть промышленные товары из Украины в ЕС будут поставляться без дополнительных платежей. Безусловно, это хорошо для наших экспортных отраслей, прежде всего металлургической и химической. Кроме того, промышленность должна адаптировать технические регламенты к стандартам ЕС в полном объеме. Да, работы тут более чем достаточно, но ее результатом станет повышение конкурентоспособности украинских товаров, и не только в ЕС, но и на рынках третьих стран. Возможно, для ряда отраслей, особенно тех, которые выпускают продукцию для потребительского рынка, зона свободной торговли с ЕС — это вызов. И не исключено, что на первом этапе будет нелегко, ведь конкуренция в их сегментах возрастет. Однако сближение с Евросоюзом должно открыть рынки капиталов и передовых технологий для Украины — а ведь это как раз те ключевые позиции, о дефиците которых мы говорим, обсуждая проблемы украинских отраслей высоких переделов. Опыт стран Восточной Европы показывает, что после вступления в Евросоюз именно эти секторы промышленности развиваются наиболее активно. Так что есть основания для положительных ожиданий.

— В прошлом году правительство ввело льготы для предприятий ферросплавной промышленности. Из тарифов на электроэнергию для ферросплавных заводов были удалены компенсационные сертификаты, в результате чего повысились цены на электроэнергию для других отраслей. Почему вы на это пошли?

— В конце 2012 года были остановлены Запорожский и Стахановский ферросплавные заводы. На улице оказалось «всего-навсего» около 10 тыс. трудящихся. Задача государства — не допустить остановки заводов и дать людям работу. Поэтому мы были вынуждены пойти на уступки владельцу. Другой вопрос, что, когда будущий собственник приобретал эти предприятия, он не думал об их модернизации. В себестоимости продукции этих предприятий электроэнергия занимает около 30%. Провести модернизацию было несложно, но прибыль, судя по всему, лишь изымалась из оборота. Поэтому одним из обязательств ферросплавных предприятий, предусмотренных меморандумом, являются инвестиции в техническое переоснащение и модернизацию, в частности, направленные на сокращение энергопотребления по меньшей мере на 2% по сравнению с фактическими среднемесячными данными 2011 года. Кроме того, меморандум предусматривает поэтапное увеличение объема производства.

— Вы не боитесь, что ферросплавные заводы не выполнят эти требования и окажется, что государство предоставило льготы в одностороннем порядке, ничего не получив взамен?

— По итогам года мы будем анализировать меморандум и посмотрим, было ли это одностороннее движение или нет.

— Сегодня большинство химических предприятий убыточны. По мнению экспертов, они используют трансфертное ценообразование при продаже удобрений за рубеж, занижают цены. Как государство может решить эту проблему?

— Действительно, химические предприятия в последнее время демонстрируют убытки. На то есть несколько причин. Прежде всего предприятия отрасли многие годы не модернизировались. В последнее время ряд заводов получили новых собственников, которые начали инвестировать в обновление оборудования. Однако все инвестиции проходят как затраты предприятия, за счет чего растет убыточность. Остальные причины также достаточно характерны для базовых отраслей промышленности — высокие цены на энергоносители, низкое внутреннее потребление минеральных удобрений и в целом невысокие цены на продукцию.

— Каковы планы Минпромполитики относительно реализации проекта самолета Ан-70?

— Ситуация с этим проектом непростая. В прошлом году мы доработали самолет для установки модернизированного оборудования и провели более 50 полетов, а всего с начала испытаний — 680 полетов. Были завершены стендовые испытания двигателя, винтовентилятора, проведены цикличные испытания, которые подтвердили установленный ресурс на самолет. В январе этого года мы передали министерству обороны Российской Федерации первый пакет документов на самолет. Но дальнейшая работа по передаче технической документации приостановлена со стороны минобороны РФ, и пока проект находится в подвешенном состоянии. Поэтому в ближайших планах АНТК «Антонов» — завершить модернизацию транспортного самолета Ан-124 «Руслан» и подготовить его к серийному производству. В 2014 году мы собираемся закончить строительство и начать испытания нового самолета Ан-178. Для того чтобы успешно реализовать эти проекты, мы намерены провести реструктуризацию предприятия и создать холдинг «Антонов».

Интервью взял Олег Гавриш, «Коммерсант Украина»

Парнерская программа


Мнение

Поддерживаете ли Вы введение визового режима с Россией?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...


 `