За что банки могут отказать украинцам в обслуживании

Украинские банки накрыла мания подозрительности, и они без стеснения стали делить своих клиентов на группы, выделяя из них «людей особого сорта». Последним не только задают больше вопросов о прописке, но даже отказывают в обслуживании. Пока этим славится одно финучреждение — на прошлой неделе в соцсетях активно обвиняли Банк Креди Агриколь, хотя, скорее всего, со временем будут называть имена и других.

Тех, кто поражает в правах людей, прописанных в Донецке, Луганске или в других неподконтрольных ВСУ территориях. Пострадавшие открыто говорят о дискриминации в свой адрес, и о том, что заберут все деньги со счетов банка-обидчика. Не исключено, что со временем их призывы превратятся в настоящий флэш-моб под названием «забери свои деньги из хамского банка». Тем не менее, люди интересуются главными вопросами: имеют ли украинские банки право отказывать в обслуживании выходцам из Донбасса и наказуемы ли их действия? Об этом и многом другом UBR.ua расспросил управляющего партнера АО «Suprema Lex» Виктора Мороза.

Виктор Павлович, как можно оценить действия банка/его сотрудника в случае отказа обслуживать клиента, прописанного в Донецкой и Луганской области?

С моей точки зрения действия банка неправомерны. Хотя надо признать, что вопрос неоднозначный. Объясню почему.

Правовой статус лиц, проживавших на момент оккупации на территории Крыма и неподконтрольных территориях Донецкой и Луганской областей, определен Законом «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовой режим на временно оккупированной территории Украины» от 15 мая 2014 г. Законом временно оккупированные территории признаны неотъемлемой частью Украины, на которые распространяются действия Конституции и законов Украины. При этом гражданам гарантируется соблюдение их прав и свобод согласно Конституции, в полном объеме.

Однако этим законом всех жителей с неподконтрольных территорий отнесли к категории нерезидентов. А резидентами определены только те граждане, которые выехали подконтрольную украинской власти территорию, зарегистрировавшихся на новом месте проживания и получивших статус временно-перемещенных лиц.

Это первый дискуссионный вопрос — территории признаны частью Украины, но при этом людей считают нерезидентами, исходя из норм и определения резидентства/нерезидентства согласно Налоговому Кодексу. Получаем очень спорную ситуацию.

Если в законе определено, кто является резидентом/нерезидентом, то и к банку вопросов быть не может?

Не все однозначно. Закон является рамочным, и не позволяет охватить все нюансы. Он только определяет основные аспекты жизнедеятельности людей и предприятий на неподконтрольных территориях, подняты вопросы административного управления, работы и подачи отчетности предприятий и т.д.

Но в его заключительных и переходных положениях определено, что более детальное регулирование взаимоотношений с банками, вопросов хоздеятельности или налогообложения должно регулироваться дополнительными нормативными актами по каждому отдельному направлению.

Т.е. каждое ведомство должно оценить, просчитать и прописать аспекты, которые могут возникнуть в правоотношениях с такими гражданами. Если говорить о банках, то здесь Нацбанк и Минфин своими постановлениями, распоряжениями, разъяснениями должны были урегулировать вопросы открытия и обслуживания счетов, выплаты обязательств, перезаключения договоров, расчеты по кредитам/депозитам и т.д. И так каждое госведомство. Это все требует отдельного регулирования, которого до сих пор нет.

Было постановление Нацбанка по определению статуса жителей Крыма

В ноябре 2014 г. появилось постановление правления НБУ №699 «О применении отдельных норм валютного законодательства во время режима временной оккупации на территории СЭЗ «Крым». Оно определяло, что лица, которые зарегистрированы в Крыму, но имеющие справку внутренне-перемещенных лиц, считаются резидентами Украины.

Упоминаний о территориях ЛНР/ДНР в нем не было. Чуть ранее — в августе 2014 г. Национальный банк издал постановление №466, которым приостановил финансовые операций в населенных пунктах на неконтролируемой украинской властью территории. Но условия обслуживания переселенцев в данном постановлении не поднимались.

Тот же НБУ проводя разъяснения, исходя из закона об урегулирования особого статуса неподконтрольных Украине территорий, указывал, что открытие счетов и обслуживание физических и юридических лиц будет проходить с учетом его дальнейших разъяснений, а также Минфина и других регуляторов. Но дальнейшие решения НБУ и Минфин не принимали.

Исходя из отсутствия дополнительного регулирования, вы считаете действия банка неправомерными?

Не только. Это можно утверждать на основании норм Конституции, законов о свободном перемещении граждан, банках и банковской деятельности, Гражданского и Хозяйственного Кодексов, и даже исходя из конкретных положений нормативных актов Нацбанка.

Граждане Украины равны в правах и установление преференций или особого регулирования должно осуществляться исключительно законами и нормативными актами, принятыми в установленном порядке. Учитывая, что нет акта, которым бы определялось, что обратившему в банк человеку со статусом нерезидента необходимо подавать определенный перечень документов, считаю, что данный отказ в обслуживании и одностороннем прекращении договора был неправомерен. Но, так как есть закон, определяющий статус таких людей, вопрос требует дополнительного уточнения НБУ. Или останется второй вариант — идти в суд если Национальный банк самоустранится.

Людей, которые давно переехали в другие города с ныне неподконтрольных территорий, но прописаны там, много. Всем им нужно получать статус переселенцев во избежание возможных проблем?

Чтобы неожиданно не сталкиваться с подобными проблемами до того, как все вопросы будут урегулированы, и не терять потом время на споры и суды, наверное, получение статуса переселенца и перерегистрация по другому адресу, будет лучшим выходом. Наши клиенты, которые имеют такой статус, утверждают, что на оформление статуса уходит не более 2-4 недель. К тому же, статус переселенца дает право на ряд льгот.

Почему же у банка не возникли вопросы при открытии счета и оплате его обслуживания?

Здесь вопрос, скорее, не в плоскости отношений банка и клиента. Нет однозначной позиции на уровне государства в отношении того, кем являются люди с оккупированных территорий.

Приведу другой пример. Недавно по одному из наших клиентов пришел запрос от Минсоцполитики на подтверждение законности его пребывания на территории Украины. Он в 2014 году выехал из Крыма, купил квартиру в Киеве, статус переселенца не получал и льготами не пользовался, организовал с местным партнером бизнес в Киеве, платил налоги.

Вопросов не было до появления конфликта, перешедшего в корпоративный спор по предприятию. Второй совладелец написал жалобу о незаконном нахождении нашего клиента на территории Украины и нарушении им законодательства о статусе переселенца, хотя он таковым не являлся. И Минсоцполитики вызвало нашего клиента для объяснений.

В результате они согласились, что без регистрации статуса переселенца их запрос не имеет под собой оснований и нарушения законодательства о статусе переселенца нет, так как человек такой статус не оформлял. Говорю это для того, чтобы еще раз подчеркнуть необходимость принятия подзаконных актов, которые подробно будут прописывать и регулировать массу нюансов. Как выстраивать правоотношения с людьми и предприятиями, изменившими местонахождение, как определять их правовой статус, предоставлять услуги, вступать с ними в экономические взаимоотношения и т.д.

Какие меры воздействия могу быть применены в данном случае к банку в случае доказательства его неправомерного отказа в обслуживании клиента?

Есть два пути защиты прав. Первый — подать жалобу регулятору на неправомерные действия банка. НБУ, в случае признания действий таковыми, может наложить штраф, размер которого в зависимости от его решения может составлять 1,7-17 тыс. грн. за нарушение прав одного клиента.

Второй путь — обращаться в суд с требованием взыскания причиненного ущерба от неправомерных действий. Инструмент доказывания причинения ущерба разнообразен. Например, речь идет о возмещении материального ущерба — т.е. потери выгоды, которая могла быть получена в результате, например, перевода средств со счета, который банк отказался обслуживать, под какой-то реальный контракт. Если человек перечислив средства по контакту мог получить сумму, которая подтверждена заключенным договором, исполнение которого зависело от предоставления услуги банком, то даже дополнительная экспертиза не нужна. Потому что есть договор с оговоренной суммой. Если речь идет о моральном ущербе, то для его обоснования необходима судебно-психологическая экспертиза и заключение психолога.

Какие суммы можно получить в качестве компенсации морального ущерба?

По уголовным делам (например, нанесение травм и угрозе жизни при ДТП) моральный ущерб может исчисляться миллионами. Максимальная сумма, которую встречал, 4 млн. грн.

В части финансовых операций существует двоякая позиция судов. Ряд судебных инстанций, вплоть до Высшего хозяйственного или специализированного судов считают, что действия банков не могут нанести клиенту большого морального ущерба. Хотя такая позиция является сомнительной. В то же время, есть ряд категорий лиц, как например, инвалиды, беременные женщины, которые точно могут рассчитывать на возмещение морального ущерба.

Но в среднем, по общепринятой практике, суммы возмещения морального ущерба колеблются в пределах нескольких тысяч гривен.

Нормы уголовного права могут быть применены к банку за неправомерные действия в отношении клиента?

У нас отсутствуют правовые инструменты привлечения юридических лиц к уголовной ответственности, так что к банку нельзя выдвинуть подобные претензии. Но к сотрудникам банка — можно.

Если будет доказано превышение служебных полномочий, халатность или другие действия, которые согласно Уголовного Кодекса могут быть квалифицированы как уголовное нарушение. В данном конкретном случае — это маловероятно. Не вижу на столько большого ущерба в одностороннем разрыве отношений с клиентом, чтобы говорить об уголовной ответственности.

 

Поделитесь в соц сетях!

Теги: , , , , ,