Старая история

В действительности, новость о покупке китайцами УБРР появилась еще год назад. 30 ноября 2016 г. Фонд госимущества продал BOCE государственный пакет акций банка за 82,827 млн грн. Однако закрыть нашумевшую сделку инвесторам до конца прошлого года так и не удалось. Более того, только добрая воля НБУ не позволила стать сенсации пшиком, каких украинский банковский сектор послереволюционного периода видел немало, — пишет ubr.ua

Нацбанк должен был согласовать покупку финучреждения, изучив пакет документов от инвесторов. На это регулятору закон выделил целых 3 месяца. Но вот полного пакета, как сообщала пресс-служба НБУ в мае 2017 года, от китайцев так и не поступило. Глава ФГИ Игорь Белоус тогда же объяснил журналистам, что загвоздка в формате подачи пакета документов.

«Оказывается, у них очень сложная структура акционеров. Они группируют эту информацию, регулятор не был готов изучать ее в таком виде», — объяснял Билоус изданию Finclub.

Однако китайцы проявили недюжинное упорство. И продолжали собирать документы с конца 2016 года. Между тем, все это время сделка висела на волоске. Чтобы помочь НБУ не нарушать собственные нормативы, в конце года Bohai Commodity выкупила допэмиссию акций УБРР на 2 млн грн. (для этого спецразрешение центробанка не требуется). Тем самым капитал банка был увеличен до 120 млн грн., а требование к минимальному уставному капиталу — выполнено. Технически это дало основание Нацбанку не выводить Банк реконструкции и развития с рынка за нарушение одного из ключевых нормативов.

Впрочем, решение было временным. Поскольку к 11 июля 2017 года капитал финучреждения нужно было нарастить до 200 млн грн. В мае 2017 г., разъясняя причину затянувшейся сделки, пресс-служба НБУ отмечала, что новый акционер не сможет докапитализировать банк, пока не будет согласован пакет документов», — говорили в НБУ.

Между тем, азиаты, похоже, сумели найти убедительные доводы для Нацбанка. И беспристрастный регулятор не стал банкротить УБРР ни в июле, ни позднее, хотя формальные поводы для этого были. Ведь в НБУ не сообщали о подписании с китайскими инвесторами индивидуальной программы докапитализации.

Счастливый конец

7 ноября 2017 года Национальный банк на официальном сайте разместил пресс-релиз, в котором сообщил, что поданные китайцами документы прошли проверку, а двум гражданам КНР позволено приобрести существенное участие в размере 99,99% УБРР. Кроме того, регулятор согласовал и увеличение уставного капитала финучреждения до 244 млн грн. Деньги в капитал должна будет внести украинская дочка биржи ООО «Босе (Гонконг) Ко., Лимитед». Причем по упрощенной процедуре.

Вместе с тем, ключевой интригой выхода на украинский банковский рынок китайских инвесторов является вовсе не бюрократические перипетии. Куда важнее понять, зачем товарной бирже с годовым оборотом в $1 трлн ничем не примечательный и совершенно «пустой» украинский госбанк, который не вел никакой деятельности на рынке.

Активы УБРР по итогам II квартала 2017-го состояли из ценных бумаг на 50 млн грн., недвижимости на 28 млн грн. и еще 29 млн грн. основных средств.

Украинские представители банка отказались комментировать UBR.ua любые вопросы относительно стратегии его развития или детали сделки, порекомендовав обращаться к официальным источникам. Но предположили, что ближе концу ноября китайцы могут организовать масштабную презентацию своих планов. Возможно, добавили нам в банке, к ней даже привлекут представителей регулятора и ФГИ.

Правда, еще до официальной презентации в прессу просачивались отдельные слухи и высказывания сторон, косвенно дающих понимание вектора стратегических затей китайских инвесторов.

«Теперь, когда у нас есть банк, мы будем плодотворно работать над тем, чтобы помогать Украине проводить эффективную приватизацию, и распространять информацию об украинских приватизационных перспективах среди своих клиентов», — приводила слова генерального директора BOCE Ян Дун Шенга пресс-служба ФГИ в июне 2017 года.

Деньги есть

Опрошенные нами эксперты утверждают, что ключевым интересом китайцев в украинском банкинге может стать обслуживание внешне-экономических контрактов между китайскими и украинским компаниями. Кусок пирога немалый, хотя до показателей ЕС ему далеко: по данным Госстата, в январе-августе 2017 доля Китая в структуре украинского экспорта составила 4,6%, а в импорте — 11,4%.

«Конечно, китайцам интересен торговый оборот между нашими странами. Речь не только о проведении транзакций напрямую, но и в глубоком сопровождении таких сделок: торговом финансировании, кредитовании покупателей китайских производителей в Украине и т.д. Имея доступ к практически безграничному и дешевому ресурсу, китайцы могут очень быстро занять нишу. Хотя я далек от мысли, что они пойдут кредитовать население», — предположил в беседе с UBR.ua банковский эксперт Василий Невмержицкий.

По его словам, сильная сторона китайцев в понимании особенности менталитета. С ними будет проще сработаться азиатским компаниям, работающим в Украине. Да и сам банк будет лояльнее относиться к партнерам из КНР, по крайней мере, в части кредитования. Так, например, он может реализовать программу частичного финансирования поставок китайских товаров компаниям-производителям.

«Поставщику это выгодно, поскольку, отправляя товар из Китая, он сразу получает до 80% оплаты за товар, высвобождая оборотные средства», — добавил Невмержицкий.

Кроме того, в Украине такой банк может участвовать в совместных с поставщиком проектах кредитования конечного потребителя, предоставляя последним льготные условия. Впрочем, такие программы, полагают эксперты, скорее будут предлагаться корпоративным клиентам. Скажем, агрохолдингам под покупку китайских удобрений и техники.

Европейская база

По мнению ряда экспертов, интерес китайцев к Украине во многом обусловлен географическим расположением нашей страны, которая находятся на пути следования их импорта в Евросоюз.

«У них есть очевидная возможность переместить часть своих производств на территорию Украины. С одной стороны, это позволит им получить солидную экономию на заработной плате, поскольку в китайских городах средняя зарплата составляет порядка $700-750. С другой, — появляется возможность продвижения своих интересов дальше, на территорию ЕС. Потому нет ничего удивительного, что они начинают формировать инфраструктуру, для обслуживания своей экспансии», — сказал UBR.ua исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко.

Его слова подтверждает и Василий Невмержицкий, который полагает, что интересы китайцев скорее всего не ограничатся исключительно банковским сектором. А финучреждение может быть использовано, как инструмент получения контроля над активами.

«Учитывая их возможности, не удивлюсь, если спустя какое-то время появятся заявления об участии банка в крупных государственных инфраструктурных проектах, покупке украинских промышленных активов или проблемных портфелей», — говорит Невмержицкий.

Разумеется, в сфере интересов китайцев непременно окажется и украинская земля. Особенно в сфере готовящейся земельной реформы. Нынче МВФ активно продвигает идею свободного рынка земли в Украине, хотя политическая элита нашей страны и общество все еще не пришли к единому мнению: стоит ли пускать черноземы в свободную продажу.

«Китайцам интересна наша земля и, конечно, нельзя исключать их участия в этом процессе. Но едва ли стоит этого опасаться. Во-первых, не думаю, что рынок земли откроют мгновенно. Даже если пойдут на выполнение требований МВФ. Скорее всего, правила будут либерализировать постепенно: сначала будут тренироваться на государственной земле, чтобы понять, как она оценивается, и продается. Да и в целом, не вижу никаких проблем в том, чтобы какие-то иностранцы покупали украинские активы. Земля ли это, квартира или промышленный объект», — резюмировал UBR.ua директор аналитического департамента инвесткомпании Concorde Capital Александр Паращий.