В Минюсте его уже назвали «мини-реформой уголовного судопроизводства», ведь визиты правоохранителей часто используются для давления на бизнес. По словам министра юстиции Украины Павла Петренко, в стране ежедневно проходит 250 обысков бизнеса, а в этом году общая цифра уже достигла 100 тысяч, — пишет ubr.ua

ключевых новаций принятого законопроекта должны улучшить ситуацию:

  1. Запрещается безосновательное открытие дел по одному и о тому же поводу, а также устанавливается ответственность силовиков за неправомерные действия.
  2. Обыск фиксируется на видео. Доказательства, полученные в ходе обыска без записи, не признаются.
  3. Доказательства, полученные в ходе обыска, куда не пустили адвоката — не признаются.
  4. Запрещается изъятие оригиналов финансовых документов, компьютерной техники, серверов, мобильных телефонов.
  5. Создается комиссия, которая будет проверять нарушения, допущенные правоохранителями при проведении следственных действий.

Конец каруселей

По идее, должна прекратиться «карусель» с уголовными делами, когда один орган открыл дело, пришли с обыском, договорились с предприятием, а потом дело открывает другой орган. Закон запрещает по одной и той же фабуле несколько раз открывать дело.

В перечень оснований для закрытия уголовного производства внесен пункт 10. Он гласит, что дело должно быть закрыто, если ранее по тому же вопросу было вынесено постановление следователя о закрытии дела и это постановление не было отменено. Правда, с оговоркой, что дело закрывали органы, которые и обязаны расследовать такое преступление (правило подследственности).

Также закон дает право заявителю получать выдержку из Единого реестра досудебных расследований (ЕДРД) по своему заявлению о правонарушении, а также обязывает следователя, прокурора предоставить такую выдержку через 24 часа с момента внесения сведений в реестр.

По словам народного депутата Светланы Залищук, бизнес сможет оперативно получать подтверждения о факте начала расследования или обжаловать бездеятельность следователя, прокурора по невнесению сведений в реестр.

Также закон предоставит возможность защищать свои права лицам, которым долго не вручают сообщение о подозрении, но проводят в отношении них процессуальные действия. С этой целью в законе прописали категорию «других лиц», интересы которых ограничиваются в ходе расследования.

Также такие лица получат право требовать проведения следственных действий в разумные (сокращенные) сроки.

«Ранее такое право предоставлялось только подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему. Теперь же обратиться с соответствующим ходатайством могут лица, не являющиеся участниками процесса», — объяснил UBR.ua юрист ЮФ «Астерс» Наталья Мисник.

Видеофиксация

Вводится обязательная видеозапись проведения следственного действия. Сейчас видео и аудиофиксация может проводиться, если так решит сам следователь или прокурор. Чтобы это действие стало обязательным, представители предприятия должны подать соответствующее ходатайство.

По новому закону, обыск на предприятии может считаться легальными и допустимым только если он полностью был зафиксирован на видео, которое является частью протокола обыска. Иначе добытые доказательства не будут приниматься, а следователь, прокурор будет нести ответственность вплоть до уголовной за свои незаконные действия.

Кроме того, если нет видеозаписи процесса принятия решения об обыске с участием соответствующего прокурора может быть наказан (вплоть до уголовного преследования) и следственный судья — за выдачу заведомо неправосудного постановления об обыске. 
Исключение — разрешение судьи на проведение негласных следственных (розыскных) действий.

В Минюсте говорят, что Кабмин уже разработал порядок фиксации и хранения этого видео.

По словам младшего юриста Eterna Law Антона Соколова, видеозапись минимизирует риск подтасовки фактов, а также изъятия сторонних предметов во время обыска.

Также дается право на запись со стороны защиты, что даст еще больше гарантий для проведения законного обыска. Пленка адвоката сможет детализировать спорные или двузначные моменты следственного действия, а также зафиксировать упущенные моменты на пленке следователя.

«Адвокат сможет более детально заснять объекты, которые изымаются следствием, что впоследствии может значительным образом вернуть именно вещь, которая была изъята, а не схожую», – говорит Антон Соколов.

Например, фактически изъято золотое кольцо, а в протоколе указано кольцо желтого цвета. Соответственно, такая новация послужит дополнительной гарантией защиты прав граждан в отношении которых проводиться обыск.

Право записи обыска гражданами или представителям компании прямо прописано в законе. Что касается иных следственных действий, как и прежде — по ходатайству того, к кому пришли силовики.

Вызов адвоката

В случае прихода правоохранителей для проведения какого-либо следственного действия, гражданин имеет право вызвать адвоката, а если его не допустят, то все собранные доказательства и материалы будут считаться незаконными. Причем вызвать адвоката можно на любой стадии проведения обыска.

Старший юрист ILF Андрей Поддымай рассказывает, что главной проблемой всегда был не допуск адвоката. Что позволяло незаконно изымать личные деньги граждан, не имевших совершенно никакого отношения к уголовному делу.

«Нередко изъятые средства не вписывают в протокол обыска, а потому практически нет шансов доказать, что деньги были, и вернуть их», — отметил Поддымай.

Во время обыска также проводятся допросы сотрудников, на них давят ради выгодных следствию показаний. Кроме этого, не допуск адвоката позволял следствию получить протокол обыска без письменных возражений и указания в нем существенных нарушений. Что в дальнейшем затрудняло доказывание обратного.

После вступления в силу новых норм, как ожидают юристы, эти нарушения будут сведены к минимуму.

Закон также предусматривает дополнительную защиту интересов граждан, в чьем владении проводится обыск с применением видеофиксации, от разглашения сведений о личной жизни или обстоятельств, унижающих достоинство личности.

Изъятие техники

С одной стороны, новый закон запрещает изъятие техники, а также оригиналов документов — только их копий. С другой — позволяет силовикам при желании, как и ранее, изымать оборудование.

Изменение ст.99 УПК позволяет суду считать оригиналами снятые следователем или прокурором (с помощью специалистов) цифровые копии информации с серверов и прочих устройств. Что соответствует мировым практикам цифровой криминалистики (digital forensics).

Однако представители ИТ-отрасли, которые в последнее время часто попадают в поле зрения силовиков, считают, что новый закон только ухудшит ситуацию. В частности, новая редакция ст. 168 УПК допускает изъятие, когда необходимо провести экспертное исследование техники, а также когда доступ к ней ограничивается владельцем или паролем.

«То есть, у силовиков остается масса формальных поводов для изъятия оборудования. Например, для проведения экспертизы или если доступ к серверам компании запаролен — для «преодоления системы логической защиты». При этом какого-либо ограничения по времени проведения экспертизы нет», — рассказал UBR.ua директор по развитию компании «ИТ-Интегратор» Владимир Кург.

Как утверждают в Интернет ассоциации Украины, необходимость проведения экспертного исследования с точки зрения правоохранителей присутствует в 100% случаев изъятия. Мало того, действующий закон предписывает копировать информацию как основной способ извлечения электронных доказательств. А новый — только «в случае необходимости».

Председатель правления ИнАУ Александр Федиенко считает, что тем самым убирают какие-либо оговорки, до сих пор мешавшие изымать технику. В результате разрушается бизнес, так как оборудование на экспертизе остается годами из-за нехватки нужной техники и экспертов в органах.

Аудит работы силовиков

Чтобы как-то приструнить распоясавшихся контролеров, будет проходить ежегодный аудит правоохранителей. Спецкомиссия из представителей бизнес-ассоциаций и правозащитников, будет проверять работу правоохранительных органов по завершенным уголовным делам против бизнеса.

По словам министра юстиции Павла Петренко, эта комиссия будет давать рекомендации вплоть до увольнения силовиков, в том числе руководителей, которые «допускают системное нарушение прав предпринимателей».

«Главное, чего остается желать — строгой реакции судов на нарушение новых и старых норм уголовно-процессуального законодательства», — подчеркнул UBR.ua старший юрист ЮФ «Антика» Александр Гузун.

Закон будет работать, если суды не позволят двояко трактовать нововведения, и будут отказывать в принятии в качестве доказательств вещей и документов, изъятых без адвоката. Только если силовики что-то хотят доказать в суде.

Как отметил адвокат, партнер Esquires Афанасий Карлин, непринятие доказательств, полученных в результате незаконных действий, не сможет полностью остановить злоупотребления, поскольку большинство уголовных производств против бизнеса является «процессом ради процесса» и до суда их никто не собирается доводить.