финансовые потоки

Национализация «Приватбанка»: политические причины и последствия

Национализация «Приватбанка»: политические причины и последствия

На  днях было объявлено, что «Приватбанк» становится на 100% государственным – процесс обсуждения формата национализации и согласования позиций сторон завершён. Об экономических аспектах такого шага в ближайшее время напишут достаточно много.

Аналитик Украинского Института Будущего, «Хвиля» Игорь Тышкевич рассказал о политической составляющей – почему в сегодняшних условиях национализация банка была одним приемлемых для правительства и президента шагов и почему политические выгоды могут нивелировать экономические издержки. Предлагаем вашему вниманию размышления аналитика, опубликованные на сайте hvylya.net.

Что такое «Приват» в Украине

Для начала стоит напомнить что такое «ПриватБанк» и почему вопросы его деятельности столь важны. Тема прекрасно раскрыта в тексте от Businessnews, который был размещён на Хвыли под названием «Почему возникла проблема национализации «ПриватБанка»». Подробно останавливаться не буду — приведу лишь несколько тезисов:

  • Приват – не просто крупный банк. Это 53% юридических лиц и 70% предпринимателей имеют там свои счета. Приватбанк сегодня – это более 50% терминалов и 70% налички в стране.
  • «ПриватБанк» одновременно и прибыльный и проблемный. Последнее связано с «инсайдерскими» кредитами — банк настолько активно «одалживал» акционерам и их компаниям, что объём подобных сделок 80% кредитного портфеля банка. Когда одалживаешь «своим», о залоге спрашивают не часто. В стране кризис и значит львиная доля таких кредитов может не вернуться.
  • Именно для таких случаев предусмотрен инструмент «капитализации» — такой себе резервный фонд банка, создаваемый финансовым учреждением (и его владельцами). Но банк уже одолжит свои деньги своим владельцам. Теоретически Коломойский и Боголюбов могли бы найти деньги для поддержки «Привата», но свободных средств у них не так много или же сии уважаемые бизнесмены не имеют интереса вкладывать их в банк.
  • При этом владельцы «Привата» имеют другие активы, в том числе медийные, которые активно используют для защиты своего бизнеса.

Складывается ситуация при которой власть не может просто ликвидировать «Приват» как другие проблемные банки: тот слишком большой и кампания в прессе в условиях нестабильности политической системы чревата колоссальными проблемами. Кстати, это прекрасно осознают простые украинцы. В соцопросе, который проводился Украинским Институтом Будущего 21-28 ноября, только 27,5% респондентов поддержали идею национализации, а вот 38,7% выступили против. Еще 33,7% не могли определиться. Это очень интересные цифры, учитывая, что большинство украинцев поддерживают национализацию как инструмент изъятия коррупционных активов. Так 47% украинцев считают, что такое имущество нужно национализировать, а еще 16,9% считают, что нужно национализировать, а потом продать частному инвестору, а вырученные деньги отправить в госбюджет. То есть совокупно 63,9% респондентов выступают за национализацию как «инструмент справедливости». Однако, в случае с «Приватом», когда национализация задевает «свой» интерес, украинцы гораздо более осторожны в оценках, поскольку не представляют до конца последствий такого шага.

Действительно, допустить крах «Привата» ещё хуже – обвал банка такого масштаба грозит огромным количеством проблем, которые в конце концов вновь приведут к политическому кризису.

Сама личность одного из владельцев банка тоже не вызывает доверие. С момента когда «ПриватБанк» стал системообразующим, Игорь Коломойский, образно выражаясь «взял за горло» обитателей Банковой и Грушевского.

«Приват» в его состоянии был опасен для власти

«ПриватБанк» с его проблемами представлял реальную опасность для политической власти в стране.

Да и при более спокойной обстановке, расслабляться не стоило — ключ в личности Игорь Коломойского и структуры его активов. Рассмотрим лишь два: крупнейший (и по данным социологии Украинского Института Будущего самый популярный) телеканал страны «1+1” и банк, в котором половины украинцев (и до 70% ФОП) имеют счета. Теперь представим ситуацию когда, например банкоматы «Привата» пустеют на пару дней, начинаются задержки с проводками платежей, а «Плюсы» обвиняют в проблемах власть.

Пару сот тысяч разгневанных пенсионеров, предпринимателей под Нацбанком, Кабмином, ВР и АП собрать будет чрезвычайно легко. Такие протесты с большой долей вероятности могут вылиться в полноценный политический кризис с громкими отставками и очередными внеочередными выборами. Однако, так не будет. Поскольку решение о национализации выглядит компромиссным решением между государством и группой «Приват» и это решение согласовывалась месяцами при участии МВФ, то Коломойскому нет смысла делать ставку на дестабилизацию. По крайней мере, сегодня.

Национализация — единственный разумный выбор. Вопрос лишь в методах проведения

У правительства по большому счёту остаётся не так много вариантов:

  1. Выбрать путь ликвидации банка как опасного для всей банковской системы.

  2. Провести принудительную национализацию банка с разворачиванием конфликта по оси владельцы Привата – НБУ

  3. Пытаться договориться в первую очередь с Коломойским и Боголюбовым на тему спасения банка совместно силами государства и самих акционеров
  4. В результате переговоров выйти на мягкий вариант национализации – когда государство входит в банк на фоне «миролюбивых» заявлений всех сторон.

Первые два варианта конфликтны и сулят огромные политические риски – Коломойский прекрасно умеет использовать медиа-ресурс для защиты своих интересов, а рейтинги президента, премьера и без того мягко говоря незавидные. К тому же такой конфликт может стать идеальным подарком под новогоднюю «Йолку» для БЮТ, «Оппозиционного блока» и других политических сил, желающих выйти на досрочные выборы. Как пожаловался директор по информационным технологиям «ПриватБанка» Дмитрий Дубилет, телеканал «Интер» сознательно пытался разогнать панику, т. е. Левочкин и Фирташ пытаются использовать ситуацию для того, чтобы достичь перевыборов в Верховную Раду

Третий вариант был бы идеальным, если бы не одно «но». Причина проблем Приватбанка – кредиты связанным лицам (проще говоря акционерам и их партнёрам – своим же), доля которых по некоторым данным доходила до 80%. Грубо говоря сами акционеры «должны» своему банку и есть сомнения в том сможет ли быть погашена такая задолженность. «Лишних» денег у акционеров нет (или, нет в таком количестве официально). Нет и желания выходить из кризиса «кристально честными», но очень бедными.

Оставался четвёртый вариант. При этом рассматривались несколько алгоритмов вхождения государства в «Приватбанк»: в том числе с оставлением существенного пакета акций у Игоря Коломойского. Впрочем, на совместной пресс-конференции главы Минфина Александра Данилюка и руководителя НБУ Валерии Гонтаревой было сделано заявление, что государство получается под контроль 100% «Привата». Так что никакого пакета на руках Коломойского не останется, но вряд ли Игорь Валерьевич остался в проиграше. Благо в нынешней ситуации лучше останется с кэшем на руках, чем с токсичными активами. А деньги из «Привата» Коломойский вывел еще в 2015 году. Поэтому ключевая проблема в переговорах Коломойского с государством — как минимизировать издержки перехода.

Именно в этом ключе и проходили переговоры. Как сообщали СМИ, Коломойский был готов расстаться с банком – вопрос лишь в цене. Под «ценой» подразумевается не только и не столько стоимость акций, а, скорее целый пакет договорённостей, затрагивающих различные сферы. В том числе и политику.

Национализация произошла. И что дальше?

Новый собственник получает актив «в комплексе» – со всеми проблемами. В том числе проблемой докапитализации и рисков устойчивости. Резонно спросить есть ли у государства такие деньги? Даже их не было, их пришлось найти, ведь «Приватбанк» это крупнейший банк, крах которого означает небольшой экономический армагедон в масштабах Украины.

В 2015 году правительство не могло себе позволить такую комбинацию. Сегодня это неприятно, влечёт дополнительные траты, но возможно. С одной стороны готов помочь МВФ (даже подписан соответствующий мемарандум), с другой — при всей критике экономической политики, средства в стране появляются. Простой пример: в интервью порталу Лига руководитель Нацбанка заявила, что в 2015 году правительство субсидировало НАК «Нафтогаз» в объёмах порядка 100 млрд. гривен. В 2016-м такой необходимости нет.

Для сравнения: цена вопроса национализации Приватбанка — от 39 до 50 млрд в качестве первого этапа докапитализации. Это меньше, чем выбрасывалось в трубу поддержки «Нафтогаза».

Однако такое решение государства далось с трудом, поскольку президент Порошенко и правительство прекрасно понимали последствия национализации «Привата». Например, премьер Гройсман до последнего а, что в 2015 году правительство субсидировало НАК «Нафтогаз» в объёмах порядка 100 млрд. гривен. В 2016-м такой необходимости нет. Что вполне логично — в свете грядущего повышения зарплат да в принципе тяжёлого 2017 года денег лишних не бывает. А национализировать такого монстра как «Приват» означает и дополнительные затраты на управление, поддержку, развитие банка. Глава Минфина Александр Данилюк утром заявил, что на первом этапе государство докапитализирует «Приватбанк» на 43 млрд. гривен. 

Решение в конце концов было принято. Контуры его можно предугадать: «Приватбанк» в обмен за остальные активы Коломойского и относительно мирный период сосуществования олигарха и власти в Киеве.

Тем не менее создаётся новая конфигурация. Приватбанк национализирован со всем своим кредитным портфелем. В том числе, и с 80% «инсайдерских» кредитов. Это значит, что Игорь Коломойский много, очень много должен государству Украина и государство может это доказать. Как результат — в перспективе может начать второй раунд наступления на активы богатого жителя Днипра и Женевы. Все зависит от того, как сложатся отношения между Порошенко и Коломойским на следующих этапах. Ведь Игорь Валерьевич неслучайно возглавил контрольно-ревизионный отдел партии «Укроп». Это означает, что олигарх готовится к политическим битвам, потому вошел в политику позицию.

С другой стороны «1+1» не меняли собственника. Это значит, что государство будет весьма осторожно задавать вопросы о сроках и условиях возврата денег. Сам же рейтинговый канал в условиях политической нестабильности 2017 года является чрезвычайно мощным рычагом влияния на процессы в стране. Особенно, если учесть уровень его популярности – «плюсы» считают объективными более 40% жителей, как показала Украинского Института Будущего. На втором месте канал 112 с показателем 16%. Разрыв, колоссальный.

Ещё одна особенность ситуации вокруг Приватбанка – демонстрация истинной «силы» украинских олигархов. Активы, которые оцениваются в миллиарды на поверку оказываются не такими уж дорогими, а вот со свободными деньгами у олигархов проблемы налицо. Это значит, что государство в 2017 году может начать наступление ещё на другие ФПГ. А это может существенно изменить баланс сил в политической системе Украины.

При этом тема «деолигархизации» находит поддержку в обществе. Как мы уже писали выше, почти 64% украинцев хотят, чтобы активы нажитые нечестным путем были национализированы, а полученные средства пошли в бюджет. Так что курс на национализацию отражает патерналистско-социалистические взгляды большинства населения. Другое дело, что национализация по факту может оказаться совсем не тем, что представляют эгалитарно настроенные украинцы, мечтающие о перераспределении.

Таким образом имеем сразу две темы, которые в той или иной мере будут оказывать влияние на развитие политической ситуации в стране:

  1. Развитие ситуации вокруг «Привата» и активов Коломойского

  2. Возможное наступление власти на других олигархов с целью получения поддержки в обществе.

Национализация «Привата» бьет по шаткому балансу сил, сложившемуся после Майдана весной 2014 года. Точнее говоря, она создает принципиально иную ситуацию, когда один ключевой игрок может вылететь из высшей лиги, за его ошибки заплатит государство, т. е. простые граждане, а само государство, находящееся под контролем других ФПГ испытывает соблазн осуществить подобную схему в отношении других олигархов-конкурентов. Это означает, что в Украине будет новый виток турбулентности. 2017 год ещё не начался, а события уже развиваются быстро и весьма симптоматично.

Сюжет дня

Парнерская программа

Голосование

Поддерживаете ли Вы инициативу Института национальной памяти относительно отмены празднования в Украине 1, 9 мая и 8 марта?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
 `