финансовые потоки

Куда и почему плывет курс гривны

Куда и почему плывет курс гривны

Несмотря на то, что курс гривны постепенно укрепляется, об экономической стабильности в Украине говорить не приходится. 24 апреля под Национальным банком прошла акция вкладчиков, требовавших перевести их валютные кредиты в гривневый эквивалент по курсу на дату кредитования. Также пикетчики выступали за мораторий на отчуждение имущества, списание штрафных санкций, начисленных банками по кредитам, и создание рабочей группы для решения спорных вопросов по валютным вкладам.

Нацбанк пошел на уступки: было решено создать Общественный совет, в который войдут банкиры, юристы и заемщики. По словам председателя НБУ Степана Кубива, работа этого совета позволит «инициативным гражданам участвовать в решении проблемных финансовых вопросов, в частности, депозитов, валютных кредитов, ипотеки, работы коллекторских компаний».

Ранее многие эксперты-экономисты и политики заявляли, что для стабилизации ситуации в Украине необходимо выполнить основные требования МВФ, что откроет путь к получению многомиллиардной финансовой поддержки. А она, в свою очередь, обеспечит приток валюты на внутренний рынок и позволит провести дальнейшие экономические реформы.

Вчера представители госорганов, банкиры и независимые эксперты решили в очередной раз обсудить жизнеспособность подобного сценария и текущую ситуацию на валютном рынке. В информагентстве «Укринформ» говорили о том, чего украинцам ждать от национальной валюты в обозримом будущем.

Forbes представляет основные тезисы приглашенных спикеров.

Елена Щербакова, директор генерального департамента денежно-кредитной политики Национального банка Украины

Если комментировать ситуацию на валютном рынке, то сегодня говорить о фундаментальных макроэкономических вещах, влияющих на курс, не стоит. Мы находимся в том экономическом и геополитическом состоянии, когда фундаментальные факторы не действуют. Сегодня очень велика эмоциональная составляющая, которая принимает участие в формировании рынка.

С начала года Национальный банк принял для себя решение: дать возможность рынку самому определять курс. Это осознанный выбор политики центрального банка. И для экономики такой страны, как Украина, плавающий курс наиболее приемлем.

Первый квартал мы прожили в состоянии, когда рынок пытался найти определенную точку [соответствия]. Это лицо нашего рынка, и такова цена нашей валюты. Поиски происходили в достаточно сложных условиях: на экономические факторы наложилось еще много геополитических. Произошли определенные изменения и в законодательстве.

Центральный банк пошел традиционным путем: мы подняли учетную ставку, усилили меры валютного контроля, банковского надзора. Та работа, которую мы провели с представителями рабочей группы Международного валютного фонда, должна послужить сигналом, что программа [сотрудничества с МВФ] и ее экономическая часть принимаются мировым сообществом. Национальный банк все условия этой программы выполнил.

С начала апреля мы увидели, что происходит уменьшение оттока депозитов, а за последние два дня видим приток. С начала месяца на наличном рынке [наблюдается] профицит – люди сдают больше валюты. На сегодняшний день мы видим приток $200 млн.

 

Сергей Мамедов, глава правления ПАО «Укргазбанк»

По поводу договоренностей с МВФ, я считаю, что государство сможет выполнить все свои обязательства, другого варианта просто нет. Те кризисные явления, которые наблюдаются с осени, затронули не только банковский сектор, но и экономику в целом.

Курс отражает реально существующую ситуацию. И даже когда он доходил до 13,5 гривны и выше, он реально отражал ситуацию. Почему [власти] это допустили – это другой вопрос. Если же у банков возникали обязательства по расчетам в валюте, то в основном это были свопы.

Важно достичь стабильности, потому что нет сейчас у людей желания размещать депозиты и что-либо делать с гривной. Я уверен, что должна быть какая-то политическая договоренность. Как только пройдут выборы, все должно успокоиться.

 

Игорь Уманский, экс-и.о. министра финансов Украины

Ситуация на валютном рынке вызывает обеспокоенность. В том числе тревожит тот факт, что «Нафтогаз» вынужден выходить на рынок и покупать валюту, с этим избыточным спросом выходить на официальный рынок и тем самым «давить» на ситуацию. Та чрезмерная либерализация со стороны регулятора, которая наблюдается на валютном рынке, должна быть как можно быстрее пересмотрена. Вмешательство Нацбанка должно быть заметно, понятно и прогнозируемо. В том числе в контексте обеспечения выплат по внешним обязательствам, причем не только «Нафтогаза».

В условиях значительной девальвации гривны необходимо понимать, что на 1 января государственный долг составлял примерно $60 млрд. Статистика, которая сейчас ведется, уже не является корректной. Деление долга на внутренний и внешний в нормальных странах происходит за счет формирования валюты этого долга. Внутренний долг [Украины] должен быть сформирован в гривне. В Украине, к сожалению, почти $6 млрд [внутреннего долга] сформировано в долларовом эквиваленте.

 

Игорь Шумило, советник президента Киевской школы экономики, экономический эксперт

К сожалению, государство и Национальный банк не предоставляют полной аналитической информации, которой владеют относительно курса. По оценке независимых украинских экспертов на момент всех волнений, если считать по динамике заработной платы, гривна была приблизительно на 15% сильнее [чем сейчас].

Тот курс, который мы наблюдаем тогда и сейчас, он абсолютно не соответствует экономическим реалиям страны. Очень часто говорят, мол, наш текущий счет чрезвычайно большой. Как по мне, он крайне искажен – не возвращается НДС, люди не показывают свой экспорт, у них есть возможность уклоняться от уплаты налога на импорт. Это – каналы для вывода денег.

Мне хочется открытости от государства, когда предоставляется информация, необходимая обществу и бизнесу.

 

forbes.ua

Парнерская программа


Мнение

Поддерживаете ли Вы введение визового режима с Россией?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...


 `